Интервью 1987 года с Довженко А.Р.

Интервью 1987года. И.Е. Задорожнюк несколько раз беседовал с врачом-психотерапевтом, создателем оригинальной методики эмоциональной стрессопсихотерапии, народным врачом СССР, автором семи книг Александром Романовичем ДОВЖЕНКО.

Александр Романович, исполнилось 50 лет вашей успешной и чудесной врачебной деятельности. Ваши методики известны уже всему миру. Как вы пришли к ним? Мгновенное и принципиально новое исцеление от алкоголизма — это ли не чудо?!

Прежде всего это не чудо, не нечаянная удача, не озарение. Это результат огромного труда, направленного на изучение человеческой души. Сейчас у меня в библиотеке тысячи книг по психологии человека (причем не обязательно академических исследований). И даже до 23 лет — времени, когда я начал практиковать свою методику, — я прочитал их немало.

Но я не хочу приуменьшать и роль интуиции. А еще больше — эмпатии, то есть, как я ее трактую, вчувствования в трудную жизнь конкретного человека, желания всеми силами ему помочь.

Точнее же обнаружить в этой гибнущей душе (ведь пока душа есть -она бессмертна и готова к благу) резервы, которые не знает ни сам больной, ни его окружение.

Сколько человек одновременно можно вылечить от пагубных привычек за один сеанс?

Обычно 15-20 человек, но я принимал и до 80… Терял при этом колоссальное количество нервно-психической энергии. Могу сказать, что жертвую своим здоровьем ради счастья и здоровья других. Но я не первый и, судя по моим ученикам, не последний…

Перед началом сеанса — терапевтический осмотр, психологическое обследование, выяснение степени внушаемости. Затем сеанс в лечебном зале. Начинается он обычно так: «Дорогие друзья!…» Да, мои пациенты — мои друзья! Если бы было подругому, мало что мне удалось бы… Для того, чтобы излечить алкоголика, курильщика табака, наркомана, необходимо большое, искреннее желание человека лечиться. Это — первое условие, искренность является опорой дружбы — отношение, которое должно господствовать между всеми людьми. Если есть такое желание, то успех обеспечен. Кто не желает лечиться — ответ, думается, ясен… Никто и ничто ему не поможет. Никакие врачи. Никакие академики. Никакие профессора. Никакие бабки и дедки. Никакие лекарства.

Наступает сеанс гипноза, характеризующийся тем, что всем все видно. 2-3 часа – и человек здоров, за это время у него формируется устойчивый очаг возбуждения, подавляющий тягу к спиртному. Завершается сеанс «кодированием», фактически равноценным научению и закреплению способов психологической защиты. Подобная работа по исцелению может производиться и на интуитивной основе, но крайне необходима профессиональная помощь врачей различных специальностей, прежде всего медицинских психологов. Я постоянно говорю оступившимся людям: «Я верну вам волю! Отдам, что вами утрачено — для больших приобретений». И вылечиваю их.

Не могу, однако, не отметить, что у меня было то, чего не было у других врачей: способность непосредственного гипносуггестивного воздействия не только словом, но и тем, что сегодня, по-моему мнению, не совсем научно зовут «биополем». Уже тогда я догадывался, что в основе моего метода — сплав, так сказать, природного умения и в основном приобретенных трудом знаний. Я не уникум. Я в первую очередь труженик — вопреки неблагоприятным условиям работы, глупости чиновников, бездушно казенной медицине, а иногда и травле. Сейчас это почти не ощущается. Но не ощущается и помощи со стороны Минздрава, например, в создании таких условий, при которых могли бы сразу, а не через годы успешно применять мой метод на практике.

Александр Романович, когда началось ваше знакомство с психологией? Кто из психологов наиболее близок вам по взглядам? В чем наша наука недотягивает?

Почитайте какую-нибудь мою книгу. Например, «Возвращаю вас к жизни» (Киев, 1986). В ней я упоминаю психологов чаще, чем кого бы то ни было. Во-первых, И. Павлова, которого я считаю великим психологом, И. Сеченова, В. Бехтерева. Более близкие по времени — П. Анохин и В. Быков. Лев Толстой в его борьбе против зла алкоголя в первую очередь психолог, опирающийся на метод убеждения.

Уже несколько десятков лет я являюсь научным сотрудником Харьковского научно-исследовательского института неврологии и психиатрии им. Протопопова. Среди широкой ученой общественности живет память о том, что в 20-30-х годах в Харькове работали ученые, составившие славу отечественной психологической науки. Я имею ввиду А. Леонтьева К.И. и К.К. Платоновых, П. Гальперина и других. Я знаком также с их прямыми учениками.

Что касается вашего мнения о том, что психология недотягивает в деле изучения и предупреждения алкоголизма, табакокурения и наркомании, то это, к сожалению, справедливо. По-моему, она очень уж далека от решения жизненных проблем конкретного человека. А ведь суть моего метода на четыре пятых укладывается в рамки медицинской психологии.

В моей методике имеется не меньше четырех десятков механизмов воздействия на психику человека, которые направлены на единую цель: реконструкцию его личности с ориентацией на активную и социально одобряемую жизнь.

В чем же суть вашей методики?

Я лечу быстро и отвечаю кратко. Остальное пусть додумывают ученые. В коре мозга у больного алкоголизмом имеется болезненный очаг. Воздействие оказывается внушением наяву без гипноза в его классическом виде. Внедряется здоровый очаг.

Из книги «Возвращаю вас к жизни»: по заключению психотерапевтов, психиатров-наркологов, нейрофизиологов, сущность метода состоит в создании стойкой психологической установки на длительное воздержание от алкоголя путем применения комплекса последовательных психотерапевтических и физиогенных воздействий, направленных на активацию эмоциогенных механизмов мозга.

Положительный эффект методики в значительной мере определяется тем, что она представляет собой ряд комплексных непрерывно следующих друг за другом приемов, повышающих восприимчивость (внушаемость) пациента, как на предварительном, так и на завершающих (физиогенные манипуляции) этапах психотерапевтического процесса. При этом вне глубоких фаз гипноза создается достаточно прочная доминанта в форме полного исчезновения влечения к алкоголю при одновременной актуализации по принципу положительной индукции социально-ценностных тенденций личности.

Александр Романович, при не очень, к сожалению, частых встречах с вами я ощущаю от вас энергию доброжелательства, уверенности в своих — да и в моих! — силах. Мне кажется, главное в вашем методе — обращение к самому глубинному в душе и призыв (если вспомнить слова Бетхо¬вена): «Человек, помоги себе сам!» На мой взгляд, ваша психология — это филопсихейя или психофилия, любовь к душе.

В таком деле чем меньше заумных, высоко-парных слов — и даже просто слов — тем лучше. Действительно, я в первую очередь выявляю силу души каждого человека, желающего избавиться от корежащих эту же душу бедствий.

Хочу осудить близорукость, невнимание к моей методике со стороны официальной столичной науки. Чего нельзя сказать об одной из бывших периферийных столиц психологии — Харькове, где она апробирована и успешно изучается, параллельно обогащая представления ученых о доминанте, эмоционально-волевых механизмах поведения человека, способах позитивного подкрепления и ДРУГИХ психологических реалиях. Хорошо, что наступили времена, когда не ставят подножек… И я приглашаю к сотрудничеству в нашу школу профессиональных психологов.

В чем сущность метода Довженко с позиций психологии? Я думаю, что находится в золотом сечении между социологическим и биологическим, в психологическом воздействии с опорой на эмпатию.

Действительно, сложилась парадоксальная ситуация: когда исследуются причины пьянства — обращаются к биологическому (такой-де уродился…), игнорируя социальное (ушла жена — от всех-де уходят, оскорбил начальствующий — всех оскорбляют…). Когда же говорят об избавлении от зла алкоголизма — больше уповают на социум, прессингуют больного, причем в его наихудшем виде, со скепсисом относясь к методам нетрадиционного и особенно психологического воздействия.

Общаясь с вами, Александр Романович, и вашими учениками, в числе которых немало и психологов не по образованию, диплому, а по призванию, я убедился, что, во-первых, проделана колоссальная работа, но все же это лишь начальная ступень общегосударственной службы Довженко (по аналогии с психологической, социологической).

Во-вторых, намечается новый виток взаимного интереса медицинских психологов и врачей, работающих по методу Довженко.

В-третьих, он оказался эффективным средством не только в лечении алкоголизма и табакокурения, но и широкого спектра пограничных состояний психики.

Записаться на лечение

+7 (812) 303-74-84

+7 (911) 978-72-11

Позвоните по указанному номеру телефона и запишитесь на первичную консультацию, на которой вам ответят на все интересующие вопросы по лечению алкогольной и других зависимостей
Вернуться к списку